Тексты альбома "Капли" (p)2006
Альбион - "Капли"

  Остров

  Луч в небесах.
  Здесь рассвет, там закат запоздалый.
  Крик в облаках.
  Это взгляд твой печально-усталый.
  И день и ночь унесутся прочь.
  И свет и тень на твоем лице.

  Но твои глаза, как потерянный остров.
  Это мысли мои, но понять их непросто.
  На реснице слеза остается, как вечность.
  Эта песня меня унесет в бесконечность.

  Ты улыбнись,
  И тогда все возможно.
  Мы сыграем в любовь.
  Ты поверь - это не сложно.
  Печаль и сон унесет твой стон.
  Лишь свет и тень на твоем лице.

  Но твои глаза, как потерянный остров.
  Это мысли мои, но понять их непросто.
  На реснице слеза остается, как вечность.
  Эта песня меня унесет в бесконечность.


  Один

  Я один пью чай.
  Я один лёг спать.
  Я проснулся, мне стало лень застилать кровать.
  Я один в толпе.
  Я один – они везде.
  Я в метро и на работе, а вообщем-то нигде.

  А так хочется вечером рядом увидеть те глаза, что ждали с утра.
  А так хочется, просто, сказать ей: «Привет!» и услышать в ответ: «Как дела?»
  Чтоб бессонные ночи стучали в висках, тем вином, что допили к утру.
  И с рассветом, почувствовав кожу лица, вдруг понять простую вещь…

  Я один, но с ней.
  Я один в кругу друзей.
  Я искал среди пластинок ту, которая смогла бы мне помочь.
  Я один – мои далеко.
  Я домой, а в нём никого.
  Я живу наполовину: вроде есть всё, но опять приходит ночь.

  А так хочется вечером рядом увидеть те глаза, что ждали с утра.
  А так хочется, просто, сказать ей: «Привет!» и услышать в ответ: «Как дела?»
  Чтоб бессонные ночи стучали в висках, тем вином, что допили к утру.
  И с рассветом, почувствовав кожу лица, вдруг понять простую вещь…

  Я один – звонит телефон.
  Я один – мне не нужен АОН.
  Там так пусто, и я часто понимаю, что нет смысла в том ответе.
  Иногда ко мне приходит она.
  В ней есть всё, только скончалась душа.
  И так холодно становится, когда она сбегает на рассвете.

  А так хочется вечером рядом увидеть те глаза, что ждали с утра.
  А так хочется, просто, сказать ей: «Привет!» и услышать в ответ: «Как дела?»
  Чтоб бессонные ночи стучали в висках, тем вином, что допили к утру.
  И с рассветом, почувствовав кожу лица, вдруг понять простую вещь…
  Ведь я её…


  Капли

  Рабидуби лабиду шабидуби крабиду
  Струбимуби жабиду трабидуби элцкибу.
  Чубикруби хруцкий буб Мэри Шелли шабидаб
  Груми лацки трацки прац шандарибу трабабац.

  Набидуби забиду растрибуби Йо-хо-хо!
  Абидабиграбишрап гурицруби крабицап.
  Жогироги йо-го-го варицрабукришнабу
  Рачек шарит лабуду, я танцую шубиду.

  Хромишукиборицруп: кап-кап-кап!
  Фторижакилакистрайк суринами.
  Бромигалогеники: кап-кап-кап!
  Лабиали терминалис оси крани.


  Агент во Вьетнаме

  Я проснулся, когда с крыши капала вода.
  Задрожала ты всем телом и одежду сорвала.
  Соскочила по ступенькам, стуча каблуками...
  Я - агент во Вьетнаме!..

  Мой сосед - любитель альта . Он разучивает гамму.
  Ты ушла, аж стёкла в дребезг, ну а мне "по барабану"!
  Уходя, ты посылала всё к чертям, к какой-то маме.
  Мы ж, с соседом бахнем пива: и теперь мы во Вьетнаме!

  Закрой глаза, детка, не реви!
  И взгляд свой от слёз освободи.
  Спецслужбы в тумане,
  И твой агент во Вьетнаме!..
  В Сальвадоре и Афганистане!..

  Я когда-то, в прошлом, слушал старый добрый "Modern Talking".
  Мой сосед - приятель Жорик, был по-крови страшный рокер.
  Каждый вечер он "колбасил" своей бабе на гитаре,
  Свой любимый ритм-компьютер запускал он ночью в баре.

  Не любил "мажоров" Жора: "квасил" все он иномарки.
  А придя домой с работы, он врубал на всю Маккартни.
  А в последний раз знакомил он меня с подругой Беллой,
  В эту ночь заснуть мешали милой Беллы децибелы.

  Закрой глаза, детка, не реви!
  И взгляд свой от слёз освободи.
  Спецслужбы в тумане,
  И твой агент во Вьетнаме!..
  В Сальвадоре и Афганистане!..


  В облаках

  Снова лето заставляет себя ждать.
  Это значит - мы не встретимся опять.
  Солнечный свет разрушает сияние двух лун.
  Наступает июнь. Наступает июнь.

  Беспокойная песня моя.
  В облаках... Запах твоих волос.
  В облаках... Отражение глаз, море слез.

  Будет праздник зажигать вокруг огни.
  Только, радость позабыли эти дни.
  Словно туман разделяет тебя и меня.
  Перед зеркало ты, отражение - я.

  Беспокойная песня моя.
  В облаках... Запах твоих волос.
  В облаках... Отражение глаз, море слез.

  Ты смеешься или плачешь.
  Я смотрю в окно и значит -
  Будет снова дождь из слез в облаках...
  И твое лицо в облаках...


  Телевизор

  Придя с работы ровно в восемь, не пью я и не ем,
  Включаю старый телевизор там много разных тем:
  Предложат пива и шампуней и новый супер-крем;
  У полуголеньких красоток и мачо нет проблем.

  Там где, когда-то мы гордились победам на полях,
  Теперь дурёха с «клерасилом» и мордочкой в прыщах.
  Там где, смеялись над убогостью, теперь убогий «бог»
  Нам объяснит, поскольку нынче платить за свет и ток.

  Поздней и душной ночью,
  Где-то в своей квартире,
  Я осознаю точно,
  Что-то глупо в этом мире…

  Переключу пяток каналов – везде всем хорошо.
  Там кто-то едет за границу на импортном авто.
  Вот кто-то в телевикторине идёт на супер-приз…
  Только откуда это чувство, что мы несёмся вниз?..

  Только откуда эти люди в метро глотают вшей?
  И длинноногие красотки с улыбкой до ушей
  Есть в подворотне за углом: панель для них, как отчий дом,
  А все Канары и Багамы оставим на потом.

  Поздней и душной ночью,
  Где-то в своей квартире,
  Я осознаю точно,
  Что-то глупо в этом мире…

  Я не прошу вас просвещать меня, о том как хорошо
  Жить в мире «полной демократии» и импортных авто,
  Как сладок воздух нашей нынешней «свободной» страны
  И ничего, что он зловонней канализации.

  Меня ничто не удивляет теперь уже совсем,
  Только одно мне не даёт покоя жить сейчас как все:
  Когда включаю телевизор из двадцати программ,
  Откуда столько имбецилов вдруг появилось там?..

  Поздней и душной ночью,
  Где-то в своей квартире,
  Я осознаю точно,
  Что-то глупо в этом мире…

  Утро всё переменит. Ветер процедит воздух.
  Капли дождя отмоют пыльный асфальт, прохожих.
  И потечёт с экрана грязь десятилетья.
  Пусть мы грозу не застанем, увидели б свет наши дети…


  Эпизоды детства

  Ключ в замке я повернул,
  Дверь открыл, ногою пнув,
  Шаг проделав в темноту,
  Телефон перевернул…

  А кто-то скажет: «Разучился сочинять ты песни!..»
  Ведь когда-то получалось, даже был известен,
  На две улицы и переулок со «слепым» двором.
  Всё чаще стал пытаться вспомнить эпизоды детства,
  Как чернели руки с кожи от орехов грецких,
  Как купались в речке мелкой душным летним солнечным днём.

  Ящик почты приоткрыл,
  Но газеты не нашёл.
  Свет в подъезде отключил,
  На работу не пошёл…

  А в суете хлопот тоскливых, беге дней рутинных
  Промелькнула беззаботность, стало всё унылым,
  Растворились в промежутках лица дорогих людей.
  И стало жутко взять, так просто, и остановиться,
  Оглянуться, ведь легко в потоке ошибиться:
  Свет неоновых реклам принять за блеск родных огней.

  Из солнечных лучей сплету пару гирлянд.
  Возьму воды глоток, – родится океан.
  Он глубже бездны, темнее ночи и ярче света,
  Дороже, чем бриллиант.


  Лицо в ладонях

  Нарисованные дали, нарисованное небо.
  Нарисованные птицы улетают стаей в лето.
  Мне бы только на минуту,
  Мне бы только на мгновенье,
  Улететь бы вместе с ними
  В нарисованное небо.

  От порока, на пороге поджидающего зверем,
  От предательства и тени не спасет тебя терпенье.
  Мне бы только на минуту
  Сделать то, что невозможно...
  Устоять на том пути
  Я знаю будет сложно.

  Видно, я уже не в силах,
  Оторваться от погони.
  Зимний ветер, свежий ветер
  Остудит лицо в ладонях.

  Гром разрежет нарисованное небо.
  Ливень смоет нарисованные горы.
  Снег укроет своим белым покрывалом
  Птиц, упавших в нарисованное море...

  Нарисованные дали, нарисованное небо.
  Нарисованные птицы улетают стаей в лето.
  Мне бы только на минуту
  Мне бы только на мгновенье
  Улететь бы вместе с ними
  В нарисованное небо.


  Апофеоз

  Ты подожди меня минуту во дворе
  Я сейчас вернусь,
  Возьму лишь только сигареты.
  Да. Сигареты я оставил на столе.
  И они остались
  Но пропала ты теперь бесследно.

  Да! Я так и знал!
  Давно решиться должен был вопрос.
  Да! Я так и знал!
  И вот он эпилог - апофеоз.

  Сто исписанных, измученных страниц
  Я написал,
  Не думая ни о какой награде.
  Сто озлобленных, осунувшихся лиц
  Их прочитают
  И оставят вечно мокнуть на асфальте.

  Да! Я так и знал!
  Давно решиться должен был вопрос.
  Да! Я так и знал!
  И вот он эпилог - апофеоз.

  Дым развеется как в небе облака
  Глаза друзей и смех подруг
  Давно уже забыты...
  Тишь. Ни слов, ни телефонного звонка
  Лишь пачка сигарет
  Осталась на столе моем раскрыта.

  Да! Я так и знал!
  Давно решиться должен был вопрос.
  Да! Я так и знал!
  И вот он эпилог - апофеоз.


  Шпионаж в Сальвадоре

  Все капли с крыши уже упали на землю.
  Люди города снов давно мирно дремлют.
  Только он до утра всё дежурит у моря:
  Выполняет свой приказ - шпионаж в Сальвадоре!
  Шпионаж в Сальвадоре!..

  Отгрохотал уж войной далёкий Вьетнам.
  Последний танк плюнул дымом в Афганистан.
  Но он не будет со скуки убиваться от горя:
  Шпионаж в Сальвадоре!..
  Шпионаж в Сальвадоре!..

  Детка, не плач, это служба его.
  Слышишь голос далёкий сквозь треск в телефоне ... в телефоне.
  Ждёшь ночами с почтамта заказное письмо:
  Он на службе спецслужб. Он шпион в Сальвадоре!
  Он шпион в Сальвадоре!.. В Сальвадоре!.. Шпионаж в Сальвадоре!..

  Сосед альтист разучил уж давно свою гамму.
  Взвод десанта ООН покидает Панаму.
  И в заоблачных снах снится рокеру Жоре,
  Будто он не грузин, а шпион в Сальвадоре!
  Он шпион в Сальвадоре!..

  Сломался в баре давно ударный Жорин компьютер.
  И не слышно уже МакКартни с Беллой под утро.
  А "мажоры" теперь ловят кайф на "моторе".
  Децибелам взамен - шпионаж в Сальвадоре!

  Детка, не плач, это служба его.
  Слышишь голос далёкий сквозь треск в телефоне ... в телефоне.
  Ждёшь ночами с почтамта заказное письмо:
  Он на службе спецслужб. Он шпион в Сальвадоре!
  Он шпион в Сальвадоре!.. В Сальвадоре!.. Шпионаж в Сальвадоре!..


  Поверить в чудо

  Люди покупают фильмы.
  Люди читают сказки.
  Но меня уже достали
  Все эти песни и пляски.
  Люди стреляют друг в друга.
  Люди играют в войнушку.
  А программа "Время" часто
  Напоминает порнушку.

  Люди не глядят на небо.
  Люди живут под землею.
  И электричка устало
  Нас пронесет под Москвою.
  Люди толкаются больно.
  Люди ругаются матом.
  Часто вслух вспоминая,
  О бедняге распятом.

  А если вдруг закрыть глаза
  И увидеть звезды...
  Остановиться и понять,
  Что еще не поздно
  Поверить в чудо!

  Люди считают деньги.
  Люди листают прайсы.
  А на стене у многих
  Машет кулаками Тайсон.
  Люди обожают игры.
  Люди, как всегда, беспечны.
  Но мы все давно забыли,
  Что на планете не вечны.

  А если вдруг закрыть глаза
  И увидеть звезды...
  Остановиться и понять,
  Что еще не поздно
  Поверить в чудо!


  Слеза

  Ты вспоминаешь о детстве, но
  В сердце зима.
  И она не оставит тебя.
  Но на минуту ты только закроешь глаза,
  И тебя унесут облака.

  Ты остаешься чистой,
  Словно слеза на твоей щеке.
  Не плачь! Это только мысли
  В моей больной голове...
  В моей больной голове...

  Тени деревьев ложатся на стены.
  Только не надо дрожать от волненья.
  Я знаю тебя, какая ты есть на самом деле,
  Когда ты уснешь в своей белой постели.
  Когда ты уснешь в своей белой постели.

  Ты остаешься чистой,
  Словно слеза на твоей щеке.
  Не плачь! Это только мысли
  В моей больной голове...
  В моей больной голове...







Copyright ® 2005 Альбион
Rambler's Top100