Тексты альбома "Танцы конца света" (p)1997
Альбион - "Танцы конца света"

  Интермедия-I

  Шаг за шагом до знакомой звезды,
  Где холодный рассвет,
  Мы из дома уйдем на заре.
  Может это грех?
  И на море увидим корабль,
  Летящий по воде,
  Под Алыми парусами,
  Навстречу новой волне.

  Запах летних трав, но в конце концов
  Повернется ночь ко мне своим лицом.
  Запах летних трав, но в конце концов
  Повернется ночь ко мне своим лицом.

  Шаг за шагом до знакомой звезды,
  Где холодный рассвет,
  Мы из дома уйдем на заре.
  Может это грех?
  Шаг за шагом до боли в ногах,
  Мы уйдем туда,
  Где птицы кричат в небесах!

  В небесах!


  Психоделическое стихотворение

  Ты не знал цену своим победам.
  И мечтал скорее отправиться следом
  За своим кумиром идти в никуда...
  Но постой, очнись ты, от этого сна...

  Ты стал проще смотреть на чужие страданья.
  И легко обрекал, ты людей на изгнанье.
  Я не стал узнавать тебя...
  Подойди, посмотри, мне в глаза...

  Ты смотришь в темноту...
  Рандеву!.. Рандеву!..

  Мир уличных теней созерцает поколенье,
  И осколком хрусталя уносит их время.
  В этом мире сон и тишина, и немота;
  Они, как близкие друзья врастают в тебя.
  И ты кричал в начале: это было очень больно,
  Но теперь это как допинг, и ты вводишь произвольно,
  Этот мир прекрасных снов, и тогда гирляндой строк
  Возникает, как творенье твоё психоделическое стихотворение!

  Буквы строчкой: лист без линий.
  Смысл не точен: текст без имя.
  Я напомню тебе твои прошлые сны.
  Не поверишь ты мне: для тебя все враги.
  Потрясенье в длинном бесконечном сне.
  А я помню только танцы при луне:
  В воскресенье танцевали мы вдвоём.

  Теперь вовсе не вижу я тебя пред собой.
  Ты не чувствуешь боли, нет и глаз: ты слепой.
  Я тебя позову: не услышишь ты голос в ночи...
  Что с тобой сделали эти ужасные сны...

  Ты смотришь в темноту...
  Рандеву!.. Рандеву!..

  Лик распутницы луны отсчитает тебе дни,
  Ну а время новой моды отсчитает тебе годы.
  И ты смотришь на себя в щель разбитого окна,
  Вспоминая танцы с небом и обеды с тёплым хлебом.
  Жизнь твоя не помнит рая, и осколки, прилетая
  С прошлых лет, вонзятся в нервы, и ты вспомнишь, что был первым.
  Но теперь не мыслит разум, ну а в горле дикий спазм:
  Возникает, как творенье твоё психоделическое стихотворение!


  Ветер-2

  Предчувствие беды на концах твоих пальцев.
  Предчувствие ночи - есть загар твоих рук.
  Мне судьбу предсказала старуха цыганка,
  С обожжённым лицом, вызывавшем испуг.

  Ветер, холодный вольный ветер,
  Ты для неё был братом, а для меня сестрой.
  Море, что бьётся на просторе,
  Напомнит мне о счастье под белою луной.
  Листья, что падали с деревьев,
  Когда ты их касался своей мёртвой рукой...

  Они помнят мои беспокойные сны.
  Дочитал я твоей мрачной песни стихи.

  Сколько лет уж подряд я смотрю один сон:
  В нём страна дикарей, палачом занят трон.
  Будешь пить ты вино, ну а я наблюдать,
  Как слова изо рта будут правду ронять.

  Я вижу твои глаза: хмельная роса в предвкушении зла.
  И заспанной прядью волос упала усталость твоя...

  Лом костей твоих рук издаёт странный хруст.
  Я заметил бокал у тебя уже пуст.
  Я налью свой ликёр до краёв тебе вновь -
  Для тебя станет впредь лишь свободной любовь.
  Лишь свободной любовь... Лишь свободной любовь...
  Любовь!.. Любовь!.. Любовь!.. Любовь!..

  Уйдёшь ты в мир печали своей и тоски.
  Мир тишины опрокинет все сны, до весны!
  До весны!.. До весны!.. До весны!.. До весны!..

  Солнце, так траурно заходит,
  А ветер же всё бродит, но он не одинок.
  Ведь ... Ветви, что гладил на деревьях,
  Он утренним туманом, для них он стал, как бог!

  Когда исчезнет солнце, и гроза на небесах
  Захочет соло отыграть на струнах нынешнего дня.
  Я соберу свои сомненья и неверия плоды,
  И унесутся мои сны вдогонку ветра, до весны!
  До весны!.. До весны!.. До весны!.. До весны!..

  Я ненавижу песни той страны!.. До весны!..
  И позабуду те аккорды пошлой любви.
  Я презираю силуэты всеобщих богов.
  И ветер счастья меня унесёт из страны дураков!
  Из страны дураков!.. Из страны дураков!.. Из страны дураков!..


  Танцы конца света

  Ранним утром я выхожу,
  В грязный троллейбус захожу:
  Хмурые лица смотрят на мой воротник.
  Только теперь я услышал ответ на вопрос,
  Который тревожил мой мозг.

  С остановки прямо в кафе,
  Там говорят продают филе.
  Можно зайти и просто поболтать.
  Если, конечно, есть деньги, то трать.
  В зимнем вечернем кафе.

  Холодные ноты на заре
  Пробуждают бурей во мне
  Море иллюзий и снов.
  Песни просят огня, песни дразнят меня.
  Песни, как душа, как прямая стальная струна.

  Танцы конца света!.. Танцы конца света!..
  Музыка словно газета!.. Музыка словно газета!..
  Открывает новые страницы,
  Новые страницы, как ресницы
  Скрывают прелесть глаз!..

  Одиночество гложет мой сон.
  Город ночью: разбит телефон,
  И нельзя позвонить никому.
  Снова ночью бродить одному,
  Вспоминая болтовню...

  Хмурый нотный стан, как лица людей,
  Как слёзы печальных очей.
  Штиль покроет море глянцем -
  Мы закончим наши танцы...
  Хмурый нотный стан, как лица людей,
  Как слёзы печальных очей.
  Штиль покроет море глянцем -
  Мы закончили наши танцы.


  С обратной стороны

  Ты просишь: "Спой, мне песню про любовь!"
  Спою я: стынет в жилах твоя кровь.
  Узнаешь ты меня с обратной стороны.
  "Ты ж был совсем другим!" - промолвишь ты.
  Знала меня другим...
  Думал знаю тебя и я!..

  Знакомый силуэт в кромешной тьме.
  Оставлю я свой след только тебе.
  Когда найдёшь меня, зажги свой свет,
  И не моргай, не пропусти ответ.
  Будет он сном твоим,
  Кошмарной причиной твоих морщин.

  Не бойся этой песни слов.
  Пусть заблестят твои глаза.
  Не слишком я сейчас готов
  Увидеть этот сон с тобой...
  Запомню дрожь твоей руки
  И пальцев теплоту в ночи...
  Догорят рассветом облака...

  Лето за летом, зимы поздней холод.
  Смерть тротуаров. Заснул мёртвый город.
  Бродишь по улицам ты одиноко.
  Ждёшь ты весну, вдруг придёт раньше срока...

  Уснёшь. Закроешь глаза.
  Проспишь туманных ночей чудеса!..
  Уснёшь. Закроешь глаза.
  Проспишь туманных ночей чудеса!..
  Догорят рассветом облака!..
  Догорят рассветом облака!..


  Часы

  Я встаю с утра, они стучат прям по мозгам.
  Они не знают слова "Нет", ни говоря о слове "Да".
  Они всё: дон - дон - дон - дон - дон!
  Просто вечно: дон - дон - дон - дон - дон!

  Я пойду к друзьям, они останутся стоять.
  Но быстро время пролетит, и я услышу их опять,
  Как только: дон - дон - дон - дон - дон!
  Монотонный звон: дон - дон - дон - дон!

  Им просто нельзя стоять.
  Вот песню свою они заводят опять:
  Дон - дон - дон - дон - дон!
  Им на всё плевать, ведь уже пять.

  Сидя в тёплом кресле моментально я уснул.
  Проснулся через пять минут в холодном бешенном поту,
  Ведь снова: дон - дон - дон - дон - дон!
  Я им покажу!

  Вот уже неделю я спокойно ночью сплю,
  А по утрам лежу в постели и пинаю я балду,
  И нет: дон - дон - дон - дон - дон!
  Я не слышу: дон - дон - дон - дон - дон!

  Им просто нельзя стоять.
  Вот песню свою они заводят опять:
  Дон - дон - дон - дон!
  Им на всё плевать: время снова пять!

  К вечеру устало я иду один домой,
  А в голове их перезвон долбит, отстукивая бой,
  Как раньше: дон - дон - дон - дон - дон!
  Их не хитрый бой: дон - дон - дон - дон!

  Я отнёс их к другу, ведь он мастер часовой.
  И теперь снова, лишь зайду домой, меня встречает бой,
  Их добрый: дон - дон - дон - дон - дон!
  Вновь их заведу.

  Время заводит их в хороводе
  Радостных дней, и в печальные годы.
  Они считают жизни минуты.
  Мне насчитали - одну, почему-то?
  Дон - дон - дон - дон - дон!
  Снова, тот же: дон - дон - дон - дон - дон!

  Мой сосед по спальне был совсем уж не дурак:
  Он "эту чёртову систему" разобрал всю до гвоздя,
  И вышло: блям! блям! блям! блям! блям!
  Это просто срам.

  Отнесу я к мастеру опять свои часы.
  Он моему соседу Жоре пропесочил бы мозги:
  Он любит: дон - дон - дон - дон - дон!
  Он их починил: динь! динь! динь! динь!

  Я не знаю сколько насчитает мне дней
  Эта "чёртова система" порождения ночей.
  Я увижу туман, и увижу закат,
  И по циферблату стрелку поверну на час назад, чтобы:
  Дон - дон - дон - дон - дон!
  Вновь и снова: дон - дон - дон - дон - дон!
  Колокольный звон: дон - дон - дон - дон!


  Невеста

  Голос из поднебесья поёт мне эту песню.
  Кто, ты, чужак? Ответь мне: мне страшно интересно!

  Только вчера, невеста, была ты сном чудесным.
  Сегодня же утром спросишь: "Какой костюм, ты носишь?.."
  Завтра мотив услышав, уедет твоя крыша:
  Скажешь, ты: "Милый тише!" - громкость я сделал выше...

  Ты сегодня тот , кто купил море забот!..

  Я успокоюсь мыслью, что с временем привыкну.
  Сколько друзей счастливых встречал мой взгляд тоскливый.
  Они довольно милы: готовы влезть без мыла!..
  Но вновь из поднебесья поёт мне кто-то песню...

  Ты сегодня тот, кто плывёт в море забот!..

  Лето исчезнет из жизни моей.
  Ей не увидеть, моих снов огней!

  Каждое утро снова, всё тот же взгляд знакомый,
  Смотрит мне прямо в очи: опять он, что-то хочет.
  Но мне же все твердили, когда мы грешно пили,
  Как это будет "круто", минута за минутой...

  Но сегодня я тот, кто утонул в море забот!..

  Я скажу тебе: "Прощай!"
  Без меня не унывай!"
  И оставлю пару фраз,
  Тех, что связывали нас.
  Вот и кончилось кино,
  Как вчерашнее вино
  Было выпито до дна.
  Мы расстались навсегда!


  Пацифист

  Веду беседу сам с собой вечерами, когда солнце зайдёт.
  Когда луна спрячется за облаками, мой голос песню споёт.
  О жизни разума и сна, о том, как пролетят года...
  От поздних пьянок сонным вспомню, я твоё лицо!..

  Смех истерики твоей!..
  Твоих друзей, твоих подруг,
  Твоих рабов и паршивых слуг,
  Твоих роскошных мертвецов,
  Познавших прелести твоих снов.
  Им так не терпится вкусить
  Мою печаль солённую, как кровь.
  Они играют с тобой в подвальную любовь!

  Ветер!.. Уносит!.. Кровь с твоих губ.
  Мирно: душа моя и сила рук!
  Не стрелял я по весне.
  Хочешь мира: готовься к войне!..
  Он похабник и скандалист,
  Курит "Camel", танцует твист,
  Смотрит дома немое кино...
  Тебе наплевать на него:
  Ты пацифист! Ты смотришь в окно!
  Ты пацифист, ладонями вверх.
  Ты пацифист! Он чертит твой страх.
  Сожмёшь кисть в холодный кулак!

  Смерть истории твоей!..
  Твоих врагов, твоих детей,
  Твоих сестёр, чей дом Бродвей,
  Твоих голодных гончих псов,
  Узнавших прелести твоих снов.
  Они вкусили мою плоть.
  Их возбуждает моя кровь.
  Они сыграли с тобой в подвальную любовь!

  О, сколько я мечтал, узнать твои шаги.
  О, сколько я искал твой силуэт в ночи!
  О, сколько я ошибок грешных допустил.
  О, видит бог тебя б я никогда не полюбил!

  Послушай, что я тебе сегодня скажу!
  Ты можешь жить, никого не трогая.
  Ты можешь слушать эти песни начала Армагеддона.
  Ты можешь даже любить женщин, когда тебе этого хочется.
  Но тебе всё равно не дадут спокойно умереть...



  Ночь индустриальных городов

  Я замечаю вдали
  Летучий Голландец - посланник любви.
  Ночь зажигает огни
  Индустриальных городов и их снов.

  Они возбуждают свободы мечты,
  И их дни сочтены.
  Они исчезают фантомом болот
  От бескрайних забот.
  Они точно знают идею зари;
  Печальной зари.
  Они твёрдо помнят кончину ночи...
  Начало похода на мечту.
  Начало полёта на звезду.
  И люди этой жизни знают пора,
  Что надо будет с ночи до утра ... до дна
  Быть вместе всем всегда и рядом до конца,
  До победного и полного конца!..

  Дым от тёплой воды:
  На заре все ручьи, как немые угли.
  Я буду плавать, чуть свет,
  Буду в чистой воде я встречать рассвет.

  Ну, а с приходом ночи
  Я, забыв о любви, посещаю мечты.
  И чуть забрезжит закат
  Я пойму, что теперь не вернуть всё назад.


  Интермедия-II

  Быстро бежит река, выйдя из берегов,
  Не оставляя совсем мне никаких островов.
  Как ведьма на праздничном дне,
  Черный всадник промчится на белом коне.

  Там где тихо уплывет за волною корабль,
  Там где медленно солнце над нами встает,
  Ты увидишь за самой высокой оградой
  Безнадежный последний прыжок.

  Я прочитаю все книги.
  Ты пролистаешь страницы,
  И улетишь в облака,
  Но там живут только птицы.

  Там живут только птицы!







Copyright ® 2005 Альбион
Rambler's Top100